2

СЕО «Перша приватна броварня» Андрей Мацола: «Рынок падает, мы – растем»

Предприниматель Андрей Мацола из небольшого семейного бизнеса смог построить компанию, доля которой на высококонкурентном пивном рынке превышает 12%.

До конца 2016-го, по планам компании,  этот показатель, должен достичь 15%.

О принципах, которые легли в основу бизнеса компании «Перша приватна броварня», основатель компании Андрей Мацола рассказал в своем интервью БИЗНЕСу.

 

- Вы – один из немногих, кто поставил свою репутацию в прямую зависимость от репутации продукта. Почему?

 

– Есть такой принцип: если есть, что сказать, – скажи. У нас, к сожалению, до сих пор работает советская психология. Многие люди прячутся, боятся громко заявить о себе, о своих достижениях, о ценностях, в которые они верят и по которым живут. Это – психология раба.

Вы обращали внимание, что европейские офисы построены так, чтобы работники видели и слышали друг друга? Рестораны имеют бОльшую популярность, когда их кухня открыта и посетители видят процесс приготовления пищи. Если ты честно делаешь свое дело, бережно относишься к своим обязанностям – тебе нечего скрывать от потребителя. Для меня важно просто варить честное пиво. Я делаю это и не скрываю этого.

 

- Какие принципы, которые Вы закладывали при формировании бизнеса и насколько они изменились за последние 10 лет?

 

– Идея открытости была заложена еще в начале основания бизнеса в названии «Первая частная пивоварня» Для людей – как для себя! “. Мы долго спорили, ведь это длинное название. Но она сразу подчеркивает честность, открытость и доступность. Например, в 2012 г. мы имели долю рынка в 2,5%, на конец 2015-го – уже 11%.

За первые три месяца этого года наша доля составила более 12%. То есть за счет правил и принципов, которые мы заложили еще в начале своего дела, – варить честное пиво – мы получаем результат и сейчас. Рынок падает, мы – растем. Зачем нам что-то менять?

 

- Когда к Вам пришло понимание того, что правильно и эффективно строить прозрачный бизнес с привлечением международных практик корпоративного управления? Что для Вас означает «ведение бизнеса по-белому»? Насколько общество и бизнес готовы к новым стандартам?

 

– Каждый человек должен как-то отражать себя в обществе, в котором живет. Отображение бизнеса в том, что он должен платить налоги. Бизнесменов, которые этого не делают, можно приравнять к дезертирам.

Особенно сейчас, когда в стране идет война. Кто-то говорит: мы заплатим, а наши деньги украдут. Возможно, но я считаю, что это отговорки. Начинать нужно с себя. У нас сейчас достаточно ресурсов – СМИ, полиция, общественные деятели – для того, чтобы контролировать процесс использования этих средств. Бюджетообразующим должен стать не сверхмощный олигархический, а средний и малый бизнес, что, на мой взгляд, является фундаментальной основой государственности.

Кстати, именно по этому пути еще с конца 1980-х годов движется соседняя Польша. Расшатать десятки или сотни тысяч небольших и средних предприятий гораздо сложнее, чем несколько отдельных, пусть даже очень крупных. К сожалению, долгое время в нашей стране много делалось для того, чтобы уничтожить именно небольшой бизнес.

За все то время, что мы занимаемся пивоваренным бизнесом, мы четко убедились, что платить налоги намного дешевле. Если пересчитать свое время, затратную составляющую на общение с соответствующими службами, я абсолютно убежден, что это будет значительно дороже. Бизнес сегодня готов работать прозрачно.

 

- Ваша компания начиналась как семейный бизнес. Когда вы почувствовали, что собственных средств для движения вперед недостаточно и нужны заемные? Вы сразу согласились на вхождение в капитал инвесторов? И почему партнером выбран ЕБРР?

 

– Это – как обычный процесс развития человека. Сначала ты – молодой кавалер, сам по себе, сам достигаешь каких-то результатов. Потом ты понимаешь, что тебе нужно развиваться, что дальше нужно строить семью. Бизнес имеет такую ​​же идеологию. 

Наступает момент, когда ты понимаешь, что твои возможности не бесконечны и надо строить бизнес-семью. Тогда ты начинаешь обращать внимание на предложения на рынке, начинаешь искать людей, которые где-то могут соответствовать твоим критериям, быть близкими тебе по духу, по мировосприятию.

Найти точки соприкосновения, максимально ускорить результат или получить при, условно говоря, меньших затратах бОльший конечный результат – наша общая цель. Это абсолютно нормальные вещи.

Кстати, среди наших партнеров не только ЕБРР, еще компания OeTTINGER. Это производитель пива номер один в Германии. Это тоже семейный бизнес, частная пивоварня, которая более 100 лет варит пиво и имеет такую ​​же идеологию, которую имеем мы.

Над моими партнерами, как и надо мной, зонт никто не держал, мы достигали всего сами, поэтому нам комфортно работать вместе.

 

- Существует такое понятие, как бизнес-гены?

 

– Да. Например, мой дед Михаил по маминой линии был успешным предпринимателем, если можно так сказать, еще во времена Советского Союза.

Моя мать рассказывала, как он учил ее ведению бизнеса. Когда они прогуливались по городу, он обращал его внимание на то, что люди идут и пинают деньги ногами, указывая на людей, которые пинали ногами яблоки.

Сам он организовывал людей, которые собирали яблоки и продавали их в местах повышенного спроса. В то время, при Союзе, никто особо не хотел работать, потому что такова была система, система лентяев: ты и так получал какие-то средства, зачем тебе прилагать дополнительные усилия? А дед думал иначе, он был настоящим бизнесменом.

 

- Мы переживаем самое большое падение доходов населения за последние 12 лет. Как это изменило ваш бизнес?

 

– Да, мы можем констатировать кризис. Если говорить о рынке пива, то раньше, до кризиса, люди потребляли, например, три бутылки пива в день, сейчас – одну.

Как сложился рынок. Производители-гиганты предлагают потребителю в изобилии пластиковую тару большой емкости по низким ценам. Создается впечатление, что продукт под названием «пиво» нужен только для одного – наполнить организм покупателя желаемым количеством алкоголя.

Образно говоря, происходит пересчет наличных в кошельке денег на необходимое состояние опьянения. На основе этого принимается решение – купить бутылку чего-нибудь покрепче или пластиковый бутыль дешевого пива.

Я не устаю повторять: потребление пищи и напитков должно иметь свою культуру. Сами производители превратили пиво в безликую жидкость, которой можно накачать свой организм алкоголем за небольшие деньги. Где ценность продукта после этого?

И здесь потребитель несет не меньшую ответственность, чем производитель. Ведь если у людей нет требований, то и производитель ходит расслабленным. Если потребителю нравится оксидированное пиво и он считает это «полным вкусом», если спокойно воспринимает несвежий напиток, он тем самым дает добро на выпуск некачественной продукции.

Но, еще раз говорю, что основная задача и для потребителей, и для пивоваров – окончательно сломать восприятие пива как безликой жидкости. И драйвером должен стать именно потребитель. Пивовар вынужден будет подстраиваться под его запросы.

Потребление пива – это постоянное сравнение, это своего рода мастерство, искусство, если хотите. Наша задача – дать потребителям возможность сравнения. В общем, пока в Украине пиво не имеет личности, в основном есть только упаковка и этикетки.

Что касается нас, то мы в «Першой приватной броварне» исповедуем те же ценности, что и 12 лет назад. Мы варим честное пиво, и наше пиво не может быть дешевым. Да, мы можем быть доступными в отдельных регионах. Например, там, где у нас собственная дистрибуция, или там, где у нас нулевая логистика.

Например, во Львове. Там мы дешевле. Но продавать пиво по всей стране с такой ценой мы не можем. На самом деле, во время кризиса потребитель становится более требовательным, он покупает качественные вещи, а это напрямую влияет на успех нашей компании.

 

- Накануне новогодних праздников ППБ презентовала четыре новых сорта пива, посвященных различным историческим районам Киева и объединенных в серию «Привіт з Києва». Считается, что создание оригинальных сортов пива – дело маленьких крафтовых или ресторанных пивоварен. Это еще одно проявление кризиса или поиск новой аудитории на фоне уменьшения потребления пива?

 

«Привіт з Києва» – не крафт в классическом понимании. Это линейка на грани – между крафтом и оригинальными сортами пива. Например, «Андреевский Эль» и «VOZDVIЖENSKE» – это эль, очень популярный в Великобритании, США, который имеет большую долю потребления.

Но в Украине несколько лет назад из-за технологической халатности некоторые пивовары успешно провалили запуск этого сорта. Они не дали потребителю понять собственное отличие эля от лагера, поэтому сформировалось достаточно нейтральное или вообще негативное отношение к сорту.

То же самое с пшеничным пивом. Крупным транснациональным корпорациям неинтересно развивать нишевые категории. Их задача – максимально сохранить евролагер, чтобы было минимум возможностей для выбора и сравнения. Это ограничение.

Серией «Привіт з Києва» мы стараемся максимально расширить предложение.

 

- Значит ли это, что в ближайшее время в линейке «Першей приватной броварни» появятся и другие серии?

 

– Мы делаем эти вещи достаточно спонтанно. Они не планируются и являются эмоциональными.

 

- Сейчас компания является четвертым по величине производителем пива в стране, пропуская вперед «большую тройку» – «САН ИнБев Украина», «Карлсберг Украина» и «Оболонь». Насколько интересен глобальным компаниям (например, концерну Heineken) выход на украинский рынок? Делали ли вам предложения по покупке бизнеса и готовы ли вы их рассматривать?

 

– Подобных предложений нету, если ты в бизнесе не активен, не популярен, если нет дохода и ты не держишь удар в трудные времена. Конечно, такие предложения были и будут, потому что ППБ демонстрирует очень неплохие показатели своей работы.

Понимаете, я знаю много людей, которые в силу различных причин вышли из бизнеса. Некоторые из них инвестировали в различные проекты, которые они вообще не понимают.

Последние довольно быстро обанкротились. Другие жили с депозитов, отдыхали и деградировали. Вопрос не в том, продавать или не продавать. Вопрос в том, зачем продавать то, чем тебе нравится заниматься, то, что у тебя получается лучше всего?

Анастасия Слобода