«Пивной стон». И.о. гендиректора САН ИнБев Украина Денис Хренов рассказал, о чем отрасль спорит с властью, о цене рекламных запретов, а также о работе в Крыму и зоне АТО

ПИВО

В феврале текущего года лидера пивоваренного рынка Украины — компанию Сан ИнБев Украина возглавил Денис Хренов, занимавший ранее постдиректора по правовым вопросам и корпоративным отношениям. Компания досталась ему в неудачное время: потребление пива в Украине быстро сокращается, крупные пивовары несут многомиллионные убытки, Минфин приравнял пиво к алкогольным напиткам и обложил новыми сборами.


Как для руководителя «дочки» глобальной корпорации Хренов на удивление откровенен — он открыто критикует власть, рассказывает о нюансах лоббизма и подковерных правилах работы пивной отрасли.

— Денис, принятые в конце прошлого года изменения в Налоговый кодекс приравнивают пиво к алкогольным напиткам (с 1 июля). Я знаю, что пивовары встречались с министром финансов Натальей Яресько и обсуждали вопросы регулирования отрасли. Есть ли какие-либо сдвиги в интересах индустрии?

— Да, действительно, мы были очень встревожены новыми нормами Налогового кодекса, которые разрабатывались с одной целью: наполнить бюджет. Многие нововведения не только не предусматривают увеличения поступлений, но и влекут затраты на администрирование, как-то: регистрация мест хранения пива по всей стране, проверка дополнительного товарооборота, дополнительная отчетность и т.п. Конечно же, и отчисления отрасли, которая сокращается, из которой уходят потребители, не увеличатся.

Очень долго наши обращения просто пересылались из ведомства в ведомство, пока мы не обратились напрямую к Наталье Яресько на публичном мероприятии, проводимом Американской торговой палатой совместно с ЕВА.

Она пообещала разобраться и, к нашему счастью, выполнила это обещание. Сейчас у нас идет конструктивный диалог с ответственной за отрасль замминистра финансов Еленой Макеевой, а также представителями МЭРТ. Рабочей группой под ее руководством был разработан законопроект, направленный на сглаживание самых острых углов, в котором предлагается отменить некоторые из тех нововведений, которые, по моему мнению, просто абсурдны.

 

С июля нам добавляют еще 5 видов лицензий. Возникает много вопросов, зачем лицензировать и оптовую, и розничную торговлю, и производство, а также внешнеэкономическую деятельность — импорт и экспорт — отдельными документами?

 

— Текст нового законопроекта уже согласован?

— Он в процессе доработки, согласования на разных уровнях. Нам на нынешнем этапе для работы требуется около 600 разрешительных документов разного характера. С июля к ним добавляются еще 5 видов лицензий. Возникает много вопросов, зачем лицензировать и оптовую, и розничную торговлю, и производство, а также внешнеэкономическую деятельность — импорт и экспорт — отдельными документами? Если для крупных пивоваров оптовая лицензия стоимостью 500 000 грн в год — ноша посильная, то для местных маленьких пивоварен это деньги просто космические, согласитесь. Мы предлагаем отменить и лицензирование производства, и экспорта с импортом. Розничную лицензию пока не трогаем. Хотя и ее стоимость — 8 000 грн с одного места торговли для киосков и маленьких магазинов — зачастую неподъемна. Десятки тысяч человек по всей стране могут остаться без работы.

Помимо лицензирования, у нас много вопросов к положению о сертификации. Ранее сертификация была добровольной, сегодня же узаконено обязательное получение сертификатов деятельности. Сертификаты у нас есть, но это наша личная инициатива. А сейчас это станет головной болью всей отрасли и породит тонны бумаги, которые будут циркулировать на рынке.

Аттестация предприятий — это еще одна «приятная» вещь. Ни лицензий, ничего у нас нет, настроить эту систему мы пока что не можем и усиленно работаем над тем, чтобы оптимизировать требования. Уже апрель, а мы все еще в подвешенном состоянии.

— Больше претензий к Минфину нет?

— Еще один интересный момент — это маркировка. Оказывается, по новому законодательству на лицевой этикетке должны быть нанесены все данные о географическом названии места производства и производителе. Зачем — непонятно. Неужели потребитель, которому это интересно, не может повернуть бутылку и прочесть все необходимое на обороте? Сейчас не все производители алкоголя выполняют этот закон. Особенную остроту эта проблема приобретает для импорта, на который клеится стикер с необходимой по закону информацией. Такая продукция со стикером на лицевой этикетке выглядит очень некрасиво с эстетической точки зрения.

Помимо этого, в законодательство вписали норму выхода продукции, которую хотят применять и к пивоварам. Например, в алкогольной отрасли, в производстве водки, это необходимо для регулирования оборота спирта. Поскольку спирт закупается у монополиста, необходимо контролировать, сколько водки получится из закупленного объема спирта, чтобы полностью был уплачен акциз. У нас этого нет. Мы закупаем зерно, солод… Сказать, сколько пива должно получиться из тонны ячменя, — это абсурд, для каждого сорта это разная величина. Да и зачем? Когда этот закон принимали, все эти тонкости не учитывались, в фокусе чиновников были розничные лицензии и запрет рекламы.

— Речь идет о полном запрете рекламы на телевидении с июля?

— Не только. Вследствие этого «фейерверка мудрости» мы должны убрать все стульчики, зонтики, всю брендированную продукцию. Это львиная доля наших инвестиций в рынок, измеряется она в сотнях миллионов долларов, а то и в миллиардах. Это все наша собственность, которую мы сдаем в аренду торговым точкам.

Красной тряпкой для законодателя было то, что пиво не является по закону алкоголем.

Кроме того, в законе есть норма о запрете распространения брендированной продукции. Причем пепельницы можно брендировать, а вот бокалы — ни в коем случае. При этом посуда, которая уже в заведениях есть, изыматься не будет. А вот распространение новых бокалов запрещено. Это бред, такого нет ни в одной цивилизованной стране мира. И мы просим это отменить. До принятия этих норм я провел много времени в беседах с депутатами, с замминистра финансов (на то время) Денисом Фудашкиным. Но услышаны мы не были.

Кто был лоббистом невыгодных для отрасли норм, кто выгодополучатель?

— Да это никому не выгодно. Красной тряпкой для законодателя было то, что пиво не является по закону алкоголем. Но так повелось еще со времен СССР. Мы предлагали определить пиво как алкоголесодержащий напиток, выделить в отдельную группу и ввести розничные лицензии. Только не такие, как у водки, по 8 000 грн, а, например, как у сидра — по 2 000 грн. Но здравый смысл в дискуссии абсолютно отсутствовал, все предложения были отклонены. Они сделали проще — свели все под общей плашкой «алкогольные напитки». На пиво автоматически распространились все нормы, действующие для крепкого алкоголя. Нам обещали исправить все лишнее, но как-то потом самоустранились. Процесс стоял до тех пор, пока мы не начали диалог непосредственно с министром.

— Какова вероятность того, что до июля спорные моменты удастся утрясти?

— Это как в анекдоте: какова вероятность встретить динозавра на улицах Киева? Или встретишь, или не встретишь — 50%.

— У ваших коллег много нареканий на акциз… 

— Мы не против акциза как такового. Но это налог специфичный, для определенных групп товаров, и за размером акциза должна стоять определенная логика, которой в Украине никогда не было. Чиновники всегда руководствовались при пересмотре ставок одной целью: давайте повысим, чтобы собрать больше денег. Аргумент о пивном алкоголизме — тоже блеф. Украина находится на 26-м месте в Европе по потреблению пива. Мы выступаем за планомерное повышение акцизов, аргументированное. Чтоб это было не сразу 45%, которые скажутся на цене, а планомерное, одобренное отраслью повышение акцизов. А у нас это происходит спонтанно, мы не можем планировать бюджеты…

— Так какой размер акциза потянет отрасль?

— На сколько повышать — ответа у меня нет, так как нет дискуссии. Турбулентные процессы в экономике не дают возможности говорить вообще ни о каком прогнозировании. Если по-честному, никакое повышение не может быть безопасным для отрасли в такой ситуации. Потому что рост акциза автоматически подразумевает отток покупателей, падение спроса. Ведь продукция дорожает. Помимо этого, на цене сказывается валютная нестабильность, импортный сбор. Поэтому мы стараемся закупать большинство комплектующих в Украине.

 

На сегодняшний момент заводы в среднем загружены менее чем на 60%

 

— В 2014-м украинское подразделение получило рекордный убыток — 401,15 млн грн, что в 2,1 раза больше по сравнению с 2013 годом. Не собираетесь ли в связи с этим оптимизировать штат, производственные мощности?

— Не стоит расценивать убыток как негативный результат. Цифры нужно оценивать в комплексе. Такой финансовый результат вызван ситуацией на рынке. Предприятию необходимо выдерживать какой-то баланс, поддерживать объемы. Для того чтобы не терять объемы, нужно делать какие-то ценовые предложения. Как это ни прискорбно, но мы содержим производственные мощности, которые не загружены. Это, с одной стороны, своего рода благотворительность, с другой стороны — их поддержка, желание не потерять дорогостоящие активы, не разрушить годами создаваемую инфраструктуру.

— Закрывать производственные площадки не собираетесь?

— Пока таких планов нет. Но решение о закрытии объектов принимаем не мы, а глобальный офис. С экономической точки зрения содержание неработающих заводов необоснованно.

— Какова загрузка мощностей?

— На сегодняшний момент заводы в среднем загружены менее чем на 60%.

— Отразились ли на деятельности компании проблемы, постигшие в минувшем году ваших конкурентов — Эфесамощности которого находятся в зоне АТО, Оболони, которая потеряла российский рынок сбыта?

— Мы очень сочувствуем Эфесу. Понятно, что потерянная ими доля распределяется по рынку. Но она незначительно повлияла на рынок. Мы были и планируем оставаться лидерами. По сравнению с прошлым годом наша доля уменьшилась примерно на 1%, но она продолжает быть наибольшей на рынке — 31,4% по итогам 2014 года.

Гораздо более сильный удар нанесла аннексия Крыма. Официально Роспотребнадзор предъявил претензии к маркировке, и мы и Оболонь утратили право поставок на полуостров. Но Оболонь позже возобновила поставки в Крым. Мы же пока не нашли понимания у Роспотребнадзора. Имеем для диалога только один инструмент — это письма. Пишем их регулярно. Но, как вы понимаете, механизм это неэффективный.

— И все-таки, какую долю продаж занимал Крым, сколько вы потеряли?

— Для нас это около 7% продаж. Кроме того, сейчас у нас частично отпали Донецкая и Луганская области. Мы лишены возможности поставлять продукцию в так называемую зону АТО и не возим ничего. Если продукция и попадает в эти регионы, то это уже не наша инициатива, а деятельность частных «бизнесменов». Поэтому тут оценивать потери очень сложно.

— Говорят, что цены на рынке диктуете вы. Во всяком случае, на вас как на крупнейшего производителя ориентируются конкуренты…

— Нет, у вас неправильная информация. Цены поднимают все ситуативно. Иногда первыми это делаем мы, но вообще удорожания все боятся. Ожидают повышения цен от нас, безусловно. И это логично — ждать решительного шага от того, кто больше. Но поднимают цены пивовары с очень большой опаской.

— Чего вы ожидаете от текущего года? Можно ли рассчитывать на укрепление позиций пивоваров или рынок и далее будет падать?

— В 2013 году мы произвели 700 млн литров, в 2014-м — 612 млн литров. В 2015-м будет меньше. Но насколько меньше, никто не знает

Источник http://biz.liga.net/

 

 


 

Виктор Бойчук