4

МЭРТ озаботился проблемами пивного микро-бизнеса – скорее плохо, чем хорошо

Вчера,  замминистра экономразвития Максим Нефедов на своей странице в Facebook сообщил, что Минэкономики готовит поправки к закону, приравнивающему пиво к алкоголю в части облегчения работы малым и средним производителям напитка.

Комментируя это, казалось бы, позитивное для представителей малого бизнеса событие, многие эксперты, представители СМИ были, как по мне чересчур оптимистичны. Не решатся, если идти  таким путем, проблемы малого бизнеса в ближайшем будущем. А решатся ли когда-нибудь все сложности – вообще не очевидно. И вот почему.

  1. Кабинет Министров – субъект законодательной инициативы – и это очевидно, но при этом, коллегиальный субъект. Чтобы пройти все круги ада по согласованию законопроекта, как например, при разработке «технического», но критического для существования отрасли з/п 2971 – потребовалось более полугода. При этом, нужно учесть, что в системе «влияния» на резюмирующий вариант документа МЭРТ, в отличие от МинФина, отнюдь не играет «первую скрипку».
  2. Именно по причине необходимости согласования законопроекта в ряде других Министерств (которые часто вообще «не в теме») и их неактивности в налаживании диалога с представителями бизнес-экспертной среды окончательный вариант документа, который регистрируется в Верховной Раде, зачастую получается «кострубатым». Точно как в сказке о петушке, которому все соседи, по одиночке, укорачивали штанишки. А наутро – они стали куцыми. Вот почему, мы не раз были свидетелями, как КабМиновские законопроекты нещадно заворачивались для повторной переподготовки или существенно дорабатывались народными депутатами профильного Комитета. А это занимает много времени, которого уже (с 1-го июля) не осталось.
  3. Тогда в МинФин, чтобы они выступили инициаторами? Отнюдь. До тех пор, пока Министерство Финансов не научится считать не виртуальные «надходження», а реальные – толку не будет. А в целом, если обратить внимание, то в этом ведомстве как-то, вообще, перестали заморачиваться с разработкой такой обязательной для любой законодательной инициативы составляющей, как «финансово-экономическое обоснование».

 

Вот, например, неужели изначально не было понятно, что минипивоварня с годовым оборотом порядка миллиона гривен в год (а таких подавляющее большинство) не сможет заплатить за лицензию на оптовую торговлю 500 тыс. грн.?

Или другой пример. Лицензия на розничную торговлю для реализатора пива определена в 8 000 грн. Также необходим кассовый аппарат. С другой стороны, ровно столько же стоит лицензия на продажу других видов алкогольных напитков. При этом, при наличии такой лицензии докупать разрешение на торговлю пивом уже не нужно.

 

Можно ли сравнивать оборот киоска (МАФа), реализующего только пиво и магазина, в котором продаются все виды алкоголя?

 

По какой причине «пивовопродАвцев» из МАФов дискриминируют даже на фоне реализаторов сигарет (лицензия стоит 2 000 грн), где доходность значительно выше? Ведь бизнес на сигаретах имеет ряд преимуществ по сравнению с продажей пива. Не нужны специальные места для реализации продукции (холодильники), товар занимает много меньше места, дешевле логистика, да и продукт не подвержен такой высокой сезонности спроса, как пиво.

Вот не знает господин Нефедов, какую стоимость лицензии выставить за реализацию пива. А ответ прописан в базовом для производства и обращения алкогольных напитков Законе.

Стоимость лицензии на реализацию сидра (алкогольного напитка, в который также, как и в пиво, не добавляется спирт) – 780 грн. в год. Не вижу оснований, чтобы лицензия на продажу пива стоила дороже.

 

Потеряет ли бюджет в доходах, если существенно снизить стоимость оптовых лицензий для минипивоварен и розницы?

 

Не потеряет, а наоборот, такое насущно необходимое решение снимет с Регулятора дополнительную нагрузку по трудоустройству людей, которые пока еще заняты на минипивоварнях и в киосках.

В Украине, насчитывается порядка 160 крафтовых пивоварен, а объем их производства находится на уровне 0,5% от всего пива, которое варят в Украине. И здесь очевидны для интересов державы два фактора, чтобы не гробить этот бизнес. Занятость и какой-никакой доход, который идет в государственный и местные бюджеты.

Для потребителей же – это возможность выбора других, отличных от массовых сортов «авторских» видов хмельного напитка.

 

МАФы. В сезон, продажа пива и сопутствующих ему товаров (орешки, чипсы, сушеная рыбка и т.п.) обеспечивает порядка 50% всего дохода. По опыту России, когда после запрета на реализацию пива в киосках в очень короткий период было закрыто около 80 тыс. торговых точек, подобные процессы начнутся и у нас.

В Украине насчитывается порядка 20 тыс. МАФов. Если, положим, ввести лицензию стоимостью 8 000 грн. и при этом оставить норму о необходимости наличия кассового аппарата, то большинство из них закроются. Без работы останутся десятки тысяч людей, которым придется платить пособия из госбюджета.

 

И последний фактор, влияющий на доходность бюджета – отчисления от отрасли и сопутствующих ей бизнесов. По оценке PwC пивовары и сопутствующие отрасли совокупно в 2014 году отчислили в государственный и местные бюджеты 12,6 млрд. грн.

Реализация через киоски занимает порядка 11% от всех каналов продаж. С учетом перетекания части продаж в другие места потери рынка составят порядка дополнительных к текущим 5% (пессимистический прогноз) и более. Соответственно, бюджеты всех уровней потеряют более 600 млн. грн.

 

Если подвести итог, то непринятие оперативных изменений в Налоговый кодекс чревато:

 

  • Потерей до 100 тысяч рабочих мест
  • Уменьшением доходной части государственного и местных бюджетов на более, чем 600 млн. грн
  • Ускорением деградации пивоваренной и смежных отраслей

 

Что делать, чтобы не потерять микро-бизнес на пиве?

 

Вариант 1. Внести соответствующие изменения в законопроект, направленный на изменения ставок акцизов.

Если по Закону, то Кабинет Министров должен был подать его еще в июне. Какие-то потуги в этом направлении, нужно признать, были. Даже на сайте Регистратора проект «прожил» один день, якобы для общественного осуждения (ибо о полноценном обсуждении, пока, к сожалению говорить не приходится). В любом случае, без формирования доходной части обсуждать бюджет в Раде не станут. А этот процесс должен быть начат уже в сентябре. Значит и законопроект по внесению изменений в Налоговый кодекс в части акцизов будет иметь приоритетный характер.

Вариант 2. Все же наладить полноценное сотрудничество в звене Кабинет Министров (г-жа Макеева) – Комитет ВРУ по вопросам налоговой и таможенной политики (г-жа Южанина) – бизнес и эксперты.

Это не сложный законопроект с точки зрения подготовки документа. Нужно создать рабочую группу при Комитете. С учетом понимания проблемы многими членами этого законодательного органа, которые представляют все фракции Парламента, поддержки изменений МЭРТ и МинФином – вполне реально в кратчайшие сроки разработать документ и рассмотреть его на сессии.

 

А пока, остается тихо приветствовать прогрессивность МЭРТа, который накануне депутатских отпусков наконец-то заметил проблему.

А малому бизнесу изыскивать пути для выживания в этот сложный сезон.

Игорь Товкач

Игорь Товкач

Независимый эксперт рынка алкогольных напитков