0

Исследование: что и как пьют россияне в кризис

Россияне снижают потребление дорогого и импортного алкоголя и переходят на более дешевые марки.

Директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя Вадим Дробиз рассказал «Ридусу» о том, что и почему пьют россияне, ситуации на рынке, крымских винах и потенциальных санкциях на винный импорт.

 

 

Стабилизация на негативе

 

Девальвация рубля и рост цен не лучшим образом отразились на алкогольном рынке России. Можно сказать, что мы зафиксировались на негативном уровне и на нем закончим год. Наиболее ярко выделяются две тенденции.

Первая: россияне снижают потребление дорогого и импортного алкоголя. Поставки зарубежного вина, виски, рома, джина, текилы упали в среднем на 30%. Одновременно растут импорт виноматериала и российское производство: по итогам января-августа — на 23% и 22% соответственно. 12% этого прироста дал Крым. Производство шампанских игристых вин выросло примерно на 10%, из них доля Крыма — примерно 5%.

Вторая: потребитель стабилизировался в своих предпочтениях и, главное, финансовых возможностях, оставаясь в своем ценовом сегменте. Если раньше человек пил водку определенной торговой марки за 250 рублей, а сейчас она стоит 300 рублей, он выберет другой бренд по привычной для него цене. Пил он раньше французское вино за 500 рублей, которое сейчас стоит 750 рублей, а теперь пьет какое-нибудь чилийское или испанское.

 

Вадим Дробиз: Конечно, все с удовольствием пили бы коньяк «Хенесси», а не настойки боярышника, если бы у них были деньги.

 

Крайне негативная, с точки зрения производителей, ситуация складывается в секторе крепкого алкоголя. По словам эксперта, одна из главных причин связана с тем, что в политических целях, не руководствуясь экономическими интересами, с 1 февраля была снижена минимальная розничная цена бутылки водки с 220 до 185 рублей. И в результате уничтожили огромную долю легального рынка, потому что в природе легальной водки по такой цене быть не может.

Вадим Дробиз: Сегодня отпускная цена с завода на бутылку водки составляет 162 рубля. Наценка дистрибьютора — минимум 20%, т. е. примерно 32 рубля. В целом получается уже 195 рублей. Это цена, по которой водка поставляется в магазин. Розница накручивает минимум 30% – плюс еще 60 рублей. Таким образом мы получаем минимальную розничную цену на легальную продукцию — 254 рубля. Выходит, что по минимальной цене продать легальную водку может только сам производитель в собственном магазине при заводе. Официально по такой цене поставить продукцию в другой регион уже не получится.

 

Санкций не будет

 

Примерно месяц назад руководитель Минсельхоза РФ Александр Ткачев заявил о том, что Россия может пойти на запрет импортного вина. Это вызвало разговоры о возможном добавлении категории в список санкционных товаров.

Вадим Дробиз уверен, что СМИ неправильно интерпретировали слова чиновника. Речь шла о стратегической задаче по развитию виноделия, и недаром никаких конкретных сроков потенциального запрета Ткачев не называл.

 

Вадим Дробиз: Российское виноделие слишком сильно зависит от импорта, чтобы говорить о санкциях. В пересчете на виноматериал в прошлом году россияне выпили порядка полутора миллиардов литров вин и коньяков. При этом своего виноматериала, вместе с Крымом, произвели всего 300 миллионов литров, т. е. 20% от выпитого. В ближайшие пять лет эта доля может вырасти максимум до 25%, при условии, что потребление не будет увеличиваться. Пятилетка уйдет на то, чтобы начали плодоносить виноградники, посаженные в этом году. О каком-то серьезном импортозамещении можно будет говорить только через 10−15 лет. Поэтому вопроса о санкциях к вину не стоит даже на отдаленную перспективу, и несколько раз руководство государства заявляло, что и речи об этом не идет.

 

Впрочем, для многих россиян импортное вино и так уже недоступно из-за резкого роста цен. Их поведение целиком зависит от колебаний валютных курсов. Понижения ждать, конечно, вряд ли стоит, а вот очередной скачок вверх вполне возможен в случае аналогичного движения доллара и евро.

 

Крым не зальет Россию вином

 

Большие надежды в импортозамещении вина возлагаются на Крым, но большего потока крымских вин, чем есть сейчас, в ближайшие годы ждать не стоит, предупреждает эксперт, все, что мог, полуостров уже дал. Дело в том, что последние 25−30 украинских лет Крым был так называемой «разливайкой»: туда привозили виноград и виноматериал со всей Украины (Одесская и Николаевская область — гигантские производители виноматериала) и разливали продукцию как крымское вино. Плюс везли туда и импортный виноматериал . Сейчас Крым работает в основном на своем сырье, а виноградарство там пребывает в плачевном состоянии.

Вадим Дробиз: Виноградников в Крыму сегодня в три раза меньше, чем в советский период, и из этих оставшихся 30 тысяч гектаров в хорошем состоянии меньше половины. Виноградники надо высаживать, вкладывать и вкладывать деньги. Надо понимать, что никакого рога изобилия в Крыму нет, там такая же ситуация, как и в России, где виноградников в два раза больше по площади, но плодоносят около 45 гектаров. Сейчас Крым дает 10% российского вина. Это на пределе.

 

Но Крым — это гигантские перспективы, если государство озаботится развитием отрасли. И после присоединения полуострова оно вроде бы развернулось на 180% к виноградарям и виноделам. Но, чтобы серьезно говорить об импортозамещении, необходимо активно высаживать виноградники — по 10 тысяч гектаров в год. И нужны длинные деньги, потому что, посадив сегодня виноград, вино из него вы получите только через 5 лет. Все эти годы за виноградниками нужно ухаживать, вкладывать дополнительные средства и на что-то жить. Так что сегодня виноградарство и виноделие, даже фермерское — это для небедных людей.

Государство денег особо не дает, потому что их и нет. И Крыму тоже, несмотря на обещания, хотя что-то там пытаются делать, конечно, но пока это все в основном прожекты, туманная перспектива. Но вместе с тем государство должно понимать, что никакое сокращение алкоголизации в России немыслимо без изменения структуры потребления в пользу менее крепкой продукции.

 

Демография вместо сухого закона

 


Сегодня россияне пьют вина в 4−5 раз меньше, чем в советский период,
считает Вадим Дробиз. Тогда виноградарство и виноделие было стратегическим направлением, особенно с начала 50-х годов. До этого Россия всегда пила в основном водку, самогон и другие крепкие напитки. Ни СССР, ни Россия никогда не были винной страной. И в 50-е годы было принято решение об изменении структуры потребления. Весь юг России был засажен виноградниками, несмотря на то, что в составе страны в это время были и Грузия, и Азербайджан, и Средняя Азия, и Молдавия, и Украина. И лет за 25 увеличили потребление вина в России раз в восемь. Накануне перестройки россияне пили винодельческой продукции примерно 27 литров на душу населения в год, пива, для сравнения, — 24 литра. Сегодня все регулирует рынок. И вина потребляется 4 литра на душу населения, игристого — 2 литра. Мы — одна из 3−5 стран в мире, которые в принципе имеют возможность увеличить потребление вина (в их числе также Украина, Казахстан и Беларусь). Больше в мире никто потреблять вина, чем сегодня, не будет — ни Китай, ни Америка.

В последние 2−3 года потребление вина и пива в России снижается в основном по демографическим причинам. Основным потребителем пива является молодежь, примерно с 18 лет. До 1990 года в России рождалось по 2 миллиона детей ежегодно, с 1990 года — 1 миллион. И в 2008 году на пивном рынке начался демографический кризис, который продлится до 2020 года (в 2012 году в России был всплеск рождаемости). За эти годы пиво потеряло порядка семи миллионов потребителей только за счет демографии.

Аналогичная картина по вину. Его основная аудитория — женщины, они выпивают 75−80% вина в России. Девушки переходят от слабоалкогольных напитков и пива к вину обычно в 21- 22 года. И демографический кризис на рынке вина начался как раз примерно в 2013 году, хотя и не такой заметный, как на пивном. Если до этого вина в России выпивалось примерно 4,4 литра на душу населения, то в прошлом году — 4,1 литра.

На рынке крепкого алкоголя демографический кризис начнется с 2018 года и продлится примерно 12 лет.

 

Россия — винная держава?

 

Возможно ли вообще в России развитие виноделия до уровня Испании, Франции или Чили? По словам эксперта, ничего особо сложного нет.


Вадим Дробиз
:
 Испания, Италия и Франция — 90% сказки. Просто много лет эксплуатируется эта тема. Возьмите Новый свет: 35 лет назад Австралия, Аргентина, Чили, США захолустьем винным были. Но после Великой Отечественной войны в Старом свете резко упало потребление вина, сегодня его в четыре раза в Европе пьют меньше, чем 70 лет назад. И примерно в 1975 году было решено потребителя встряхнуть и придумать Новый свет. Начали вкладывать деньги в Чили, Аргентину, Австралию, Новую Зеландию, ЮАР. И вот теперь все это процветает. У нас же современное виноделие прошло в своем развитии только первые 10 лет, и то не очень активные в плане инвестиций. Поэтому через 25−30 лет мы будем не хуже Чили, Аргентины, Австралии и других стран.

Правда, есть одно существенное «но». Вино пьют там, где живут легко, весело и жизнерадостно. Вино — это образ жизни, оно определяет ее уровень, качество, культуру и все остальное. В России, как уже было отмечено, в советские времена вина тоже пили много. И не сухой закон угробил отечественное виноделие, а экономическая разруха, развал государства, войны и безработица. Бардак в экономике начался примерно в 1988 году, а в 1992-м потребление вина рухнуло в 7−8 раз — с 21−22 литров на душу населения до 3−4 литров. Народ перешел на крепкий алкоголь. Это характеристика любого кризиса.

В любой стране мира в период кризиса снижается потребление низкоалкогольной продукции (вина, пива) и растет потребление крепкого спиртного. А Россия с тех пор постоянно пребывает в кризисе.

 

Вадим Дробиз: На мой взгляд, она из него и не выходила с 1997 года. Чуть отпустит, чуть прижмет, чуть вверх, чуть вниз, но в целом хроническая нестабильность и в психологическом отношении, и в экономическом, да в любом. Тучные годы — это сказка. Они были таковыми для узкой группы населения, в основном в крупных городах. Да, с начала 2000-х зарплаты в стране выросли примерно в два-три раза, но и продукты подорожали пропорционально. Еще эти годы открыли потребительское кредитование, что тоже создало иллюзию тучных лет для многих не слишком обеспеченных людей. В реальности тучных лет в России не было, это ошибка, глубочайшее заблуждение.

 

Потребление алкоголя лучше всего прочего отражает любую социально-классовую структуру, уровень, качество и культуру жизни.

Все эти «тучные годы» рынок нелегального алкоголя в России составлял минимум 40%, продолжалось снижение потребления легального алкоголя и рост нелегального и суррогатного.

С 1999 года рынок суррогатов — аптечных настоек, спиртосодержащих жидкостей двойного назначения и т. д. — составляет примерно треть объема потребления крепкого алкоголя в России. А примерно с 2010 года, когда начался рост цен на легальный алкоголь, произошел дополнительно резкий рост нелегального и суррогатного потребления. Накрывает ли сегодня Россию новая волна усиленного потребления нелегальной водки, самогона и различных фальсификатов?

 

Вадим Дробиз: Я бы сказал, потребление всего этого у нас уже на пике, и все жестко устаканилось, группы четко сформировались. Кто не мог себе позволить легальную продукцию, еще в прошлом году ушел в нелегальный, суррогатный сектор. В принципе, структура потребления стабилизировалась на негативе, в том числе с точки зрения соотношения легального и нелегального секторов, как раз в начале 2000-х годов. Поэтому трудно сказать, больше пьют сегодня в нелегальном секторе или меньше. Хотя меньше вряд ли, не с чего им меньше пить. Но какого-то серьезного роста ожидать не стоит ни в том, ни в другом сегменте.

 

Что пьют россияне

 

По данным эксперта, в 2014 году на душу населения в России было выпито:

Пива — 70 литров
Легальной водки и ликероводочных изделий — около 9 литров
Нелегальной промышленной водки — порядка 4 литров
Спиртосодержащих жидкостей, самогона, аптечных настоек, кустарной водки из гаражей — примерно 4 литра
Вина — 4,1 литра
Игристых вин — 2 литра
Слабоалкогольных напитков — 1,7 литра

 

Совет эксперта: как отличить подделку и стоит ли переплачивать

 

По внешнему виду бутылки вычислить подделку практически нереально. Остается ориентироваться на цены.

Не надо покупать российское вино дешевле 110−120 рублей, а игристое — дешевле хотя бы 125 рублей, импортное — дешевле 200 рублей из ближнего зарубежья и дешевле 250 рублей — из дальнего. Водку лучше брать от 220 рублей, коньяк — от 400 рублей.

В то же время дальнейшее увеличение цены не всегда говорит о пропорциональном росте качества. Бутылка вина, которая стоит 3 евро в магазинах Германии, Франции, Италии и Испании, в России стоит 15 евро из-за накруток дистрибьюторов и магазинов. Вообще, себестоимость любого вина — 10 $, даже если оно продается за $10 тысяч. А покупая дорогой брендированный алкоголь, вы оплачиваете рекламу этого бренда, которая и заставила вас его купить. И в водке дороже 250−300 рублей разницы большой нет: вся она на одинаковом спирте класса люкс, разве что вкусовые добавки различаются.

Второй ориентир — торговая точка. В России производится гигантское количество суррогатного алкоголя, и продается он где угодно, но основная масса сомнительной продукции все же реализуется в маленьких магазинчиках у дома. Поэтому лучше затариваться в сетях — там контроль повыше и гарантий больше.

Источник: Ридус

 

Виктор Бойчук