0

Что нужно знать о крафтовом пиве

В последние несколько лет во всем мире наблюдается пик популярности крафтового пива. Но по-прежнему мало кто из любителей пенного напитка может чётко объяснить, чем оно отличается от обычного. В чем же суть феномена крафтового пивоварения?

«Крафтовая революция» не имеет жёстко фиксированных рамок и границ. Это значительное изменение запросов потребителей и следующее за этим глобальное смещение приоритетов у продавцов (пивоварни, дистрибьюторы, рестораны, розничные сети) в пользу пива, имеющего качественные и маркетинговые отличия от глобальных брендов. Единой даты свершения этой революции в современной истории тоже не зафиксировано, однако, безусловно, можно выделить трёх главных действующих лиц. Именно они повлияли на то, что в Стокгольме и Риме, Берлине и Барселоне, Петербурге и Риге теперь можно выбирать не из трёх одинаковых лагеров, а из массы разнообразных, интересных, традиционных и экстремальных сортов.

Примечание: крафтовая революция, безусловно, началась в США. Но сначала – Европа. Просто потому что она для нас ближе с точки зрения расстояния и скорости поступления информации.

 

«Брюдог» (Brewdog Scottisch Craft Beer Company)

В 2007 году Джеймс Уотт и Мартин Дикки наверняка сами не представляли, что станут настоящим кошмаром для пивных гигантов всего мира. Устав от коммерческих лагеров (которые занимали, казалось, 105 % продаж пива в пабах Лондона и Ливерпуля, Манчестера и Бирмингема) и тёплых негазированных касковых элей, Джеймс и Мартин собрали немного наличности и закупили минимально необходимое оборудование для варки собственных сортов. Их продукт значительно отличался от всего того, что британские пивовары предлагали потребителю.

На второй год работы «Брюдог» не только сварил «межгалактический стаут „Токио“», но и стал крупнейшей независимой пивоварней Шотландии. В 2014 году объём производства составил 9 миллионов литров пива, а сеть их собственных баров сегодня насчитывает 26 заведений.

КАК ПОВЛИЯЛИ НА КРАФТОВОЕ ПИВОВАРЕНИЕ:

– Tokyo (18 %), Tactical Nuclear Penguin (32 %), Sink the Bismarck (41 %), End of History (55 %) — последовательный выпуск невероятно крепких сортов пива и следующая за ними разъяснительная работа сильно помогли продавцам интересных элей и стаутов. Миф о добавлении спирта в пиво практически канул в Лету, и имперские стауты или двойные IPA уже не кажутся любителям пива порождением Сатаны.

Именно «Брюдог» стал первой заметной пивоварней, вступившей в открытый бой с пивными и алкогольными гигантами и победившей в нём (по крайней мере, на заданном отрезке времени). С тех пор эффективные менеджеры корпораций во всём мире знают, что идти в схватку с крафтом с открытым забралом опасно: КПД — 0, а все маркетинговые лавры всё равно получит меньший производитель.

Тут немного предыстории: «Портман Групп» (организация, объединяющая «СабМиллер», «Молсон Курз», «Хайнекен» и прочих деятелей в Британии) обвинила «Брюдог» в пропаганде пьянства, но получился, как водится, обратный эффект: общественность ополчилась на гигантов, а Джеймс Уотт и Мартин Дикки стали народными героями.

В 2009 году в бизнес шотландцев инвестировали более 1 300 человек: так началась знаменитая кампания по привлечению частных, независимых инвесторов для развития пивоварни (сейчас их количество перевалило за 15 тысяч человек). Краудфаундинг на Западе только набирал обороты, а у нас как термин, вероятно, ещё формировался, но «Брюдог» своим примером показал, что новые продукты можно создавать, вызывая доверие не у жадных инвесторов с фондового рынка, а у тысяч простых людей по всему миру.

Сделав сезонные, специальные и нерегулярные варки событиями планетарного масштаба, «Брюдог» сформировал этот тренд в Старом Свете (и хотя в США это уже вовсю практиковалось, но Европе 2009–2010 годов было в новинку), и теперь каждый уважающий себя пивовар обращается к разным поводам и постоянно экспериментирует, а мы получаем возможность пробовать новое пиво чуть ли не каждый день.

– Джеймс Уотт и Мартин Дикки объединяют настоящую любовь к пиву и потрясающие коммерческие способности. Это позволяет под маркой «Брюдог» всегда получать стабильный продукт высочайшего качества от и до, будь то этикетка, на которую приятно смотреть, или бар, в котором комфортно находиться.

 

«Миккеллер» (Mikkeller)

История «цыганского (странствующего) пивовара», как сам себя называет знаменитый уже Миккель Борг-Бъёргсё, завязалась в начале 2000-х. Тогда, ориентируясь на лучшее датское пиво 2003 года Brøckhouse IPA, он начал варить пиво дома. Будучи учителем физики и математики, Миккель обладал, вероятно, достаточно скрупулёзным подходом. Вместе со своим другом Кристианом Келлером (от сложения их имён и возникло название «Миккеллер») они долго экспериментировали с различными сортами солода и хмеля и изучали поведение дрожжей.

Первой пивоварней, на мощностях которой друзья начали варить пиво, была Ørbæk. Брат-близнец нашего героя Йеппе Ярнит-Бъёргсё тем временем стал продавать напиток в Копенгагене.

Прорывным стал 2006 год, когда простая идея добавить кофейные зёрна в овсяный стаут взбудоражила пивной мир. Получив признание главного пивного сайта современности Ratebeer.com, «Миккеллер» вошёл в мировую элиту крафтового пива, как Месси вошёл в мировую футбольную элиту (то есть всерьёз и надолго).

Спустя пару лет Кристиан Келлер покинул пивоварню для того, чтобы развиваться в другой сфере, однако это не могло помешать Миккелю двигаться вперёд семимильными шагами.

КАК ПОВЛИЯЛИ НА КРАФТОВОЕ ПИВОВАРЕНИЕ:

«Миккеллер» фактически создал целую индустрию контрактного пивоварения (то есть производства пива по своим рецептам на чужих мощностях). Не то чтобы её не существовало раньше (с её помощью жили и развивались пивные гиганты в Европе и Америке), однако именно «Миккеллер» стал примером для многих пивоваров новой волны.

Beer Geek Breakfast — овсяный стаут, который не только сделал датчанина звездой, но и сломал виртуальный «железный занавес»: в пиво стали добавлять не только корицу и кориандр и вишню с малиной, но и чили-перец, и горький шоколад, и устрицы, и горчицу.

 

«Шнайдер» (Weissbierbrauerei G. Schneider & Sohn)

Что может быть крафтового и интересного в баварском пиве? Светлое пшеничное или тёмное в литровых кружках — что сейчас, что сто лет назад. Обращение к средневековой истории пивоварни «Шнайдер» тоже не раскрывает секретов: герцог Максимилиан I в начале 1600-х своим указом переносит производство всего пшеничного пива (тогда продукта для знати) в Королевские придворные пивоварни (например, «Хофбраухаус»), где оно начинает вариться, постепенно теряя популярность к началу XIX века.

В 1855 году основатель династии Шнайдеров Георг I становится первым частным лицом, кто арендует одну из пивоварен и, будучи уверенным в успехе пшеничного пива (неочевидном для всех остальных), делает ряд шагов, как бы сейчас сказали, смотря на многие десятилетия вперёд и укрепляя позиции пивоварни.

Почти столетие «Шнайдер» переживал период турбулентности (войны, экономические кризисы, проблемы с сырьём) и к концу войны подошёл не в лучшей форме. Однако начиная с 1958 года (когда во главе компании встал Георг V) и по настоящее время (сейчас руководит пивоварней его сын Георг VI) «Шнайдер», безусловно, заслуженно носит титул главной крафтовой пивоварни Германии.

КАК ПОВЛИЯЛИ НА КРАФТОВОЕ ПИВОВАРЕНИЕ:

-  Георг V не только сохранил, но и сделал главным преимуществом и отличием пивоварни традиционное сбраживание в открытых чанах и производство исключительно пшеничного пива (никаких лагеров и ламбиков). Что может быть более крафтовым, чем аутентичная технология, которая практически перестала существовать.

– Будучи окружённым мюнхенскими гигантами (которые находятся под контролем глобальных корпораций) и получая огромное количество предложений по продаже компании, «Шнайдер» не только сохранил на 100 % семейное владение, но и планирует развиваться именно в этом ключе.

«Шнайдер» — одна из первых пивоварен в мире, которая стала уделять такое значительное внимание сочетанию еды и пива. Именно этот тренд сейчас является одних из основных на рынке крафта.

– «Шнайдер» — первая пивоварня консервативной Германии, которая открыла глаза и обратила внимание на то, как изменяется культура пива во всём мире, сохраняя при этом верность немецкому «Закону о чистоте пивоварения». В результате количество ноу-хау и выдающихся новинок, поставляемых господином Шнайдером к столу пивных любителей со всего мира, порой превосходит все мыслимые пределы. Schneider Weisse Meine Hopfen-Weisse стал первым немецким пивом с сухим охмелением (чья американская версия была сварена Гарреттом Оливером параллельно на Бруклинской пивоварне). Schneider Weisse Mein Grünes стал первым сортом, сваренным с американским хмелем. Серия выдерживаемых в винных бочках сортов является уникальным примером того, как пивная отрасль может даже перещеголять вина и шампанское в гастрономичности. А серия TAP-X — уникальным полем для экспериментов над тем, во что можно превратить классический нефильтрованный сорт (создав портер-вайс, или пшеничный трипель, сбродив его на траппистских дрожжах).

 

Другие герои одной строкой

«КАНТИЛЬОН» (CANTILLON), БРЮССЕЛЬ, БЕЛЬГИЯ

Задолго до активного развития крафтового движения эта традиционная пивоварня из сердца Европы была лучшим другом пивных гиков: мощнейшие кислые ламбики из пыльного погреба будоражили и продолжают будоражить умы людей.

«ДЕ МОЛEН» (BROUWERIJ DE MOLEN), БОДЕГРАВЕН, ГОЛЛАНДИЯ

Экстремальность имперских стаутов и портеров главный пивовар и основатель Менно Оливер возвёл в абсолют, чем и заслужил любовь ценителей радикальных сортов со всего света.

«НОГНЕ О» (NØGNE Ø), ГРИМСТАД, НОРВЕГИЯ

Если говорить откровенно, то это, безусловно, одна из самых первых крафтовых пивоварен Европы, основанная ещё в 2002 году. Мощная и разнообразная линейка, узнаваемый стиль и уважение коллег по цеху. 

По материалам: the-village.ru

Виктор Бойчук